События

Выставка «Хрущев. Советский лидер. Взгляд со стороны»

25 октября 2012 — 4 февраля 2013
Государственный исторический музей

Занимательная выставка. В первом зале, поменьше, обложки журналов с фотографиями, личные вещи, включая расшивную рубаху, шляпу, и ботинки. Большое деревянное панно с Юрием Алексеевичем Гагариным и Германом Степановичем Титовым и копия Луны2. Во втором, побольше, фотографии, в первую очередь из многочисленных зарубежных поездок. Подарки, модели самолетов, памятника со спутником и атомоходом "Ленин", первые выплавки, символический шахтерский инструментарий, модели космических кораблей. Большой и хороший портрет. Фото на родной Земле, снимки с космонавтами, фотография на концерте Вана Клиберна. Компьютер с подробными аннотациями к каждой из журнальных обложек из соседнего зала. Стол с юмористически познавательными брошюрами, в которых история внешней политики Никиты Сергеевича представлена рядом зарубежных карикатур того времени с современными вопросами и ответами. Еще фотографии, семейные, личные вещи, очки, ручка в виде ракеты, перочинный нож, нож для бумаги. Аутентичный плакат "Наши цели ясны, задачи определены. За работу, товарищи!". И, почти крайнее, но навряд ли маловажное, автограф отречения по которому можно сделать вывод что оно было вынужденным, даже без обладания талантами графолога. Авторы экспозиции намеренно противопоставляют первое второму, пробуют отделить зарубежную пропаганду от отечественной, а человека и от того и от этого. Результата же, на мой взгляд, они достигают прямо противоположного. Показывают что и то, и то, и то об одном и том же, что при всех имевших место противоречиях и конфликтах Никиту Сергеевича Хрущева такого каким он был тогда от человечества такого каким оно было тогда навряд ли возможно отделить, и что человечество и тогда было едино на самом деле, и сейчас едино. В смысле, безусловно ошибки и конфликты были, безусловно Хрущев допускал перегибы, и наверное их можно назвать значительными. Такого масштаба форсмажорных ситуаций и потенциальных кризисами решений впоследствии было меньше. И от гуманности Никита Сергеевич далек бывал, меньше чем предшественник, но бывал без всяких сомнений. Однако в точности то же самое можно сказать и о всем тогдашнем человечестве, может быть даже и в большей степени. Перегибы это результат человеческой субъективности, они имеют место даже если человек в целом гуманен. Ошибки это закономерный результат того что решает человек вместо автомата, они имеют место даже если человек в целом решает правильно. А тогда, при всех прочих, решали в основном люди. Может быть поэтому вектор общего развития тогда был правильным безусловно. От войны к миру. От лжи к правде. От безликости к человечности. Состояние было далеким от совершенства. Развитие было правильным. Был ли этот вектор выдержан в последующем настолько же точно еще вопрос. Начало шестидесятых двадцатого века, безотносительно разговорам и мнениям, было периодом когда мы без всяких сомнений их уделывали. Объективно, притом в деле вместо как в противоборстве, и достигнуто это было более менее гуманным образом. Наши корабли были лучшими, наши самолеты были лучшими, наши ракеты были лучшими. Мы проигрывали в бытовом, но выигрывали в общем. Пусть только в чем то, пусть частично, но мы все таки их уделывали, без всяких "но", посредством нашего добровольного труда. Назвать нас тогдашних полностью свободными точно нет возможности, но мы становились свободнее, в этом нет сомнений. Если бы мы и дальше двигались в том же направлении то наверное продолжали бы хоть в чем то быть лучшими стопроцентно, однако вышло иначе. Субъективно последовавшие за оттепелью похолодание и стабильность были куплены ценой отказа от принципиального развития. Отсутствие поражений было куплено ценой отсутствия побед, ценой одного большого общего поражения в известном смысле. Собственно вопрос стоит следующим образом: как лучше. Поставить во главу человека и иметь все очевидные минусы такого подхода, такие как волюнтаризм, субъективизм, личные ошибки вырастающие до государственных масштабов и прочее подобное, но зато гарантированно развиваться по человечески и в человеческую сторону. Либо, поставить во главу какое то безликое коллективное решение без внятной ответственности, фактически автомат, который, возможно, безошибочен, но гарантированно от самого человека отличен, и иметь стабильное экстенсивное развитие, в каком то мало сознаваемом нами аспекте бесчеловечное, с риском что это приведет нас к гораздо большим проблемам в будущем, проблемам системным, да еще и лишающее человека смысла жить прямо сейчас. При всем прочем, это выставка о человеке в большей степени чем о политике. Человеке, которому, как известно, свойственно ошибаться. Однако человеку свойственно и исправлять свои ошибки. Человечность это наживное, результат опыта. Одно поражение стоит десяти побед в этом смысле.

Поделиться

Выставка показывает, как изменялся взгляд со стороны на политического деятеля, бывшего среди наследников Сталина одним из претендентов второго ряда, но сумевшего занять ведущую позицию в государстве в переломный момент. Взгляд на игрока политической сцены, который надеялся войти в историю как великий реформатор, а в итоге был смещен с вершины власти.

Первая часть экспозиции посвящена реакции Запада на самого Никиту Сергеевича и его политические действия. Впервые представлено собрание, принадлежавшее Сергею Никитичу Хрущеву: красочные картинки с обложек респектабельных журналов США, Франции, Германии, Швеции — своеобразные анонсы публикаций о советском лидере и проводимой им политике. В середине прошлого века реакция западных средств массовой информации на внешнеполитическую деятельность руководителей СССР обычно сопровождалась карикатурами. С 1955 года постоянным героем «картинок с лукавыми иносказаниями» стал Никита Сергеевич Хрущев. В наши дни эти шаржи выглядят как исторические ребусы, разгадать которые бывает иногда очень непросто. Посетителям будет предложено проникнуть в смысл карикатур, печатавшихся в журнале «Шпигель». Они воспроизведены в «Задачнике по истории», а ответы на вопросы и ключи к разгадке  — в экспозиции выставки. Проверить свои знания по истории XX века можно, сверяясь с ответами в конце «задачника».

Вторая часть экспозиции посвящена советской пропаганде масштабного пиар-проекта «Хрущев для мира», целью которого было создание позитивного образа СССР и его руководителя. В этом разделе представлены фотоотчеты о событиях с участием Никиты Сергеевича —  уникальный материал из личного архива фотокорреспондента газеты «Правда» А.В. Устинова, коллекция фотографий, блестяще передающих колорит времени, лица значимых персонажей мировой истории середины ХХ в.

Хрущев сумел создать определенный стиль самопрезентации. В его внешности, манере поведения «обычного человека» русский народ узнавал самого себя, видел собственную крестьянскую природу. На выставке представлены фотоотчеты о встречах Никиты Сергеевича со своими выдающимися современниками, а также о его «хождениях» в народ. Здесь же экспонируются подарки Хрущеву от советских граждан и организаций, а также подарки, присланные главе СССР из зарубежных стран.

Важной частью образа Хрущева была приверженность семейным ценностям. На выставке представлены фотографии семьи, в том числе и такие редкие кадры, как снимки Фиделя Кастро в гостях у Хрущевых.

Отдельно показаны плакаты и карикатуры на злобу дня, напечатанные в советских газетах и журналах. Но правило цензурировать образ первого лица советского государства оставалось в силе, поэтому нельзя было найти в отечественных изданиях ни одной картинки с шуткой, героем которой был бы Никита Сергеевич. Подцензурные СМИ не зафиксировали, как со временем образ миротворца стал меркнуть в глазах советской аудитории, а неудачи Хрущева заслонили успехи его деятельности на международной арене. Острословы из народа прозвали его «Никитой-чудотворцем». Подобное шутливое высказывание в адрес первого лица государства свидетельствовало о начавшемся в обществе преодолении сакрального отношения к правителям.

Поиск по сайту