Документы

О заседании партийной группы Правления ССП СССР по рассмотрению решения Секретариата ЦК КПСС «Об ошибках журнала „Новый мир“»

Поделиться

20 февраля 1954

По указанию секретаря ЦК КПСС тов. Поспелова П.Н. я присутствовал на заседании партийной группы Правления ССП СССР, посвященном ознакомлению с решением Секретариата ЦК КПСС от 23.07.1954 г. «Об ошибках редакции журнала „Новый мир“». Заседание состоялось 10 августа с.г. на нем присутствовало 56 коммунистов, в основном членов Правления.

Секретарь партийной группы Правления т. Сурков А.А. зачитал постановление ЦК и прокомментировал его. В своем выступлении он подчеркнул, что в ЦК КПСС и в Секретариате Союза писателей долго и терпеливо разъясняли тт. Твардовскому, Дементьеву и Смирнову ошибочность позиций журнала «Новый мир» и идейную вредность поэмы «Теркин на том свете». Однако руководители журнала до последнего времени не желали признавать допущенных ими ошибок, упорствовали, не соглашались с критикой в их адрес со стороны коммунистов – членов Правления и большинства крупных беспартийных писателей. Даже после заседания Секретариата ЦК КПСС, осудившего неправильную линию журнала в вопросах литературы и поэму Твардовского, руководители журнала распространяли слухи о том, что никакого решения ЦК по этому вопросу не будет.

Тов. Сурков рассказал коммунистам о том, что ЦК доверил Правлению Союза писателей принять развернутое решение по «Новому миру», подчеркнул серьезность критики ЦК в адрес руководящих органов союза, признал, что журналами Союз писателей идейно не руководил, и они превратились в вотчины главных редакторов (Панферова, Твардовского и других). Он указал на особую важность указаний ЦК о необходимости развертывания товарищеской критики и товарищеских разъяснений в среде писателей, на ведущую роль партийной организации писателей и коммунистов-писателей в борьбе за линию партии в литературе.

Выступивший первым в прениях А. Твардовский заявил, что, ознакомившись с решением ЦК, он как коммунист принимает его целиком и полностью как документ, непререкаемый для члена партии. Он заявил также, что целиком отвергает те возражения против критики, которые упорно отстаивал до последнего времени. «Я при этом не лукавлю, как не лукавил и тогда, когда отстаивал свои убеждения, – сказал А. Твардовский, – я говорю об этом прямо и честно. Не могу уверить Вас в том, что во мне произошел мгновенный перелом, что я все понял, но я постараюсь все понять и сделать нужные выводы. Согласен также и с тем, что не могу быть редактором. Я переоценил свои возможности как редактор журнала».2 Признав справедливость решения ЦК в отношении журнала «Новый мир», т. Твардовский не дал политической оценки своей порочной поэме «Теркин на том свете». Он заявил, что ему гораздо труднее осмыслить пункт решения ЦК о поэме. «Я не оспариваю решения ЦК. Раз об этом говорит ЦК – я обязан принять его оценку моей работы... Но вы должны понять меня по-человечески. Каждое новое произведение – этап в жизни писателя. Нужно время, чтобы все осмыслить, подумать пером... Мое авторское отношение к этой вещи остается отношением родителя к своему детищу. Хотя для общества оно кажется ублюдком, а у родителя к нему сохраняется еще и другое, родительское отношение».

Далее т. Твардовский сказал, что он признает, что с поэмой у него произошел просчет. «Но я все же думаю (и об этом я говорил Никите Сергеевичу Хрущеву), что доведу поэму до такой степени, что она будет полезна партии и стране».

«Очень тяжело слушать такую суровую критику, – сказал в заключение т. Твардовский. – Но оценка ошибки члена партии его партией есть огромная помощь ему, есть опора для самокритики. Критика партии дает мне направление в работе. Поэтому в будущее я смотрю с твердостью и уверенностью».

Тов. Сурков попросил А. Твардовского разъяснить его позицию в отношении злобной, антисоветской стряпни Горского «За высью высь», которую автор посвятил А. Твардовскому и в свое время прислал ему.

А. Твардовский сказал: «Я не отвечаю за то, что мне посвящают и посылают. Я получаю много почты. Горскому я ответил, что его поэзия – графоманство, что из поэмы можно было бы сделать фельетон, сократив ее раз в 5 и кое-что подправив. Но политической квалификации поэме Горского я не давал (возможно, ошибся)».

А. Твардовский до сих пор не понял, что, не дав должной оценки грязной, антисоветской поэме Горского, он допустил грубую политическую ошибку. Да, собственно, и дать эту оценку Горскому он не мог, т.к. сам в это время заканчивал поэму «Теркин на том свете», во многом сходную с поэмой Горского.

Выяснением политического лица члена партии Горского в настоящее время занимается секретарь ЦК компартии Латвии т. Калнберзин3 и о результатах в ближайшее время доложит ЦК.

Выступивший вслед за А. Твардовским т. Кожевников В. (редактор журнала «Знамя») говорил о большом ущербе, нанесенном вредными статьями «Нового мира» советской литературе. Журнал во многом попутал писателей, в частности, в вопросах о деревне. Писатели, которые показывали в своих романах становление разоренных войной колхозов, отреклись от написанного. Например, Мальцев отказался от романа «От всего сердца»4 и стал толковать о голоде в колхозах. Писатели не поняли сути решений пленумов ЦК о сельском хозяйстве. Они стали представлять в журналы рукописи, в которых охаивается все и вся, не поняли того, что ЦК критиковал положение в колхозах с позиций веры в колхозный строй, в его крепость и нерушимость, с позиций укрепления колхозного строя.

Тов. Кожевников5 резко критиковал А. Твардовского за то, что тот не дал политической оценки своей вредной поэме: «После того внимания, которое было оказано Твардовскому в ЦК, после четкого и ясного решения ЦК, он называет эту поэму своим детищем! Когда я читал поэму, у меня создалось впечатление, что белоэмигрант взял нашего Теркина и переделал его в антисоветском духе. Злобно, в духе Би-би-си, высмеять партию, принцип коллективности в руководстве партии и попытаться вдуть в эту антисоветскую вещь новую душу – невозможное дело».

Оценивая значение постановления ЦК, т. Софронов А. (редактор журнала «Огонек») говорит о том, что это решение кладет конец разговорам о наступлении некоего НЭПа в идеологии, о «послаблении» на идеологическом фронте.

Подобные разговоры порождаются реставраторскими настроениями, имеющимися у некоторых писателей. А. Софронов считает выступление А. Твардовского совершенно неудовлетворительным в политическом отношении.

Редактор «Литературной газеты» т. Рюриков6 подчеркнул, что позиция «Нового мира», выраженная в статьях Померанцева, Лифшица и других, есть повторение политически враждебных выступлений «Перевала» и «Литературного критика»,7 разгромленных в свое время партией. Говоря об оценке ЦК КПСС ошибок журнала «Новый мир», т. Рюриков сказал, что партия показала образец хозяйского отношения к литературе, к журналам, к ошибающимся писателям и, в частности, к тт. Твардовскому, Дементьеву, Смирнову.

Зам. редактора журнала «Новый мир» т. Дементьев8 признал допущенные журналом и им лично ошибки и заявил, что он относится к решению ЦК не по принципу «руки по швам» (как Твардовский), а искренне, честно. Благодарит ЦК КПСС за то, что руководителям журнала терпеливо разъясняли ошибки, несмотря на то, что они упорно и беспринципно упирались и сопротивлялись.

Тов. Бажан Н.П.9 заявил, что ЦК КПСС оказал огромную помощь писателям, еще раз возвратившись к вопросам литературы, особенно в тот период, когда раздались идейно-чуждые голоса ревизионистов и повелись атаки на линию партии. Он рассказывает о том вредном влиянии, которое оказали статьи «Нового мира» на польскую литературу, как осложнили они обстановку для польских литераторов в период подготовки и проведения съезда польских писателей. Он указал также на то, что вредные идейки «Нового мира» проникли и в украинскую литературу. Дело дошло до того, что поэт Малышко квалифицировал очерки В. Василевской об Италии, напечатанные в центральной прессе, как антисоветские только по той причине, что в них рассказывается о тяжелом положении итальянских крестьян, а положение, мол, советских колхозников еще хуже10.

Тов. Лесючевский (главный редактор издательства «Советский писатель»)11 говорит о том, что постановление ЦК КПСС небольшое по объему, имеет не меньшее значение, чем постановление 1946 года «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“». В нем еще раз подтверждаются те идеи, которые были заложены в постановлении ЦК 1946 года. Оно дает ориентировку писателям в сложной предсъездовской обстановке. Коммунисты-писатели испытывают огромное удовлетворение тем, что ЦК прислушался к их сигналам и поддержал их. ЦК еще раз подчеркнул то большое доверие, которое оказывает партия писателям и их союзу, что ЦК целиком доверяет союзу дело идеологического руководства литературой.

Осуждая выступление А. Твардовского и его заявление о том, что поэма «Теркин на том свете» – дорогое для него детище, он советует Твардовскому отнестись к этому детищу так, как у Гоголя Тарас Бульба отнесся к своему изменнику-сыну, т.е. убить его.

Собрание прошло на высоком политическом уровне.

По предложению т. Суркова партийная группа Правления ССП СССР приняла решение, в котором отмечается огромное значение постановления ЦК КПСС для дальнейших судеб советской литературы.

Зам. зав. Отделом науки и культуры ЦК КПСС П. Тарасов

Пометы:

«Тов. Хрущев ознакомился. Шуйский. 18.08.1954». «В архив. В. Малин. 20.08.1954».

Ф. 5. Оп. 1. Д. 488. Л. 87–91. Подлинник

Поиск по сайту